Таймень с Мадагаскара



По обрывочным сведениям, почерпнутым из книг Джеральда Даррелла, Дэвида Эттенборо и немногочисленных телепередач о Мадагаскаре, этот остров представлялся мне сплошь покрытым густыми тропическими лесами. Однако с борта десятиместной «Цессны» нам открылась довольно сухая, гористая местность с мутными реками, квадратами полей и редкими участками леса. Впрочем, когда мы уже смирились с полупустынным ландшафтом Мадагаскара, самолет подлетел еще ближе к побережью, и горы стали заметно ниже, пальмы принялись кучковаться в оазисы.

В общем, в конце концов, выяснилось, что джунгли покрывают лишь узкие полосы вдоль восточного и западного побережий Мадагаскара.


Путешествию предшествовали долгие месяцы предварительной подготовки и сбора информации. Это не самое освоенное россиянами место – сказывается длительный (семнадцать часов в лучшем случае!) и недешёвый авиаперелет.

Летели мы налегке, так как я вещей взял совсем немного, а багаж моего напарника авиакомпания потеряла на пересадке в Париже. Такое не редкость в аэропорту Шарля де Голля, и со мной подобное случалось дважды (хорошо, что по дороге в Москву). Однако такое постоянство французов мало утешает, поскольку вылетели мы из России зимой, соответствующим образом одетые, а прилетели в тропики. Авиакомпания в качестве компенсации уплатила Александру сто тысяч ариари (примерно 50 евро), но времени на покупку пляжных костюмов не оставалось – нужно было еще лететь к отелю. Принимающая сторона заверила, что беспокоиться не из-за чего. Если очень повезет, то буквально следующим рейсом (через 3 дня) багаж доставят прямо в отель. Возможно, кто-то знает более эффективный способ ответа на подобные заверения, но мы сделали так: пожали на них плечами, и все.


Итак, на частной «Цессне» вместе с четырьмя туристами из Британии мы прилетели в отель «Анджаджави». Находится он прямо в джунглях, на побережье Мозамбикского пролива, и по-другому добраться до него можно только морем, но это гораздо дольше (несколько дней).

Несмотря на почти полную изолированность от цивилизации, «Анджаджави» оказался красивым и современным отелем, состоящим из двух с половиной десятков двухэтажных бунгало. Прямо по его территории бегали и прыгали два вида лемуров и несколько видов ящериц, без умолку трещали, свистели и кричали отвратными голосами тропические птицы, а на длинном песочном пляже копошились сотни маленьких крабиков.


Если отвлечься от описательности и сказать о впечатлениях от увиденного, то это было самое настоящее «баунти», в которое невозможно не влюбиться с первого взгляда! Мало того, что красиво, просто глаз не оторвать, так еще и опасных видов флоры и фауны здесь совсем нет – можно даже детей отпускать гулять одних. Кстати, одновременно с нами в «Анджаджави» отдыхал Жан Поль Бельмондо со своей семьей.


Дав нам немного освоиться и отдохнуть после утомительной дороги, капитан рыболовного катера Грег пригласил перекусить и обсудить дальнейшие планы. Главной целью нашей поездки была очень популярная среди японских и французских рыболовов-спортсменов рыба – большой, или гигантский, карангс (от латинского названия семейства Carangidae), хотя вообще-то у него много имен: тревалли, кингфиш, джек, карамбиси, туррум и улус. Это рыба из семейства ставридовых, несмотря на свой несколько неуклюжий вид, отличается очень живым нравом - резкими пассами при поимке, завидной выносливостью и силой атлета. Мне почему-то пришло на ум сравнение с нашим тайменем. Карангса не ловят десятками, поймать две или три рыбы за поездку – уже большая удача. Эта ловля, как и ловля тайменя, скорее напоминает охоту. За каждую рыбину приходится бороться. Бывает, впрочем, что ловят и трех – четырех за день, но это исключение из общего правила.


Как и в большинстве трофейных рыбалок, главным здесь является размер выловленного карангса. Ходят байки об особях, достигающих восьмидесяти килограммов! Правда, фотографий этих рыб на стенах отеля заставляют существенно корректировать эту цифру. В сторону уменьшения, разумеется.

Ловят карангсов на двадцатисантиметровые попперы. Снастью является тяжелый спиннинг с мощной инерционной катушкой, снаряженный толстой леской под миллиметр толщиной, заканчивающейся крепким поводком – у карангса острые зубы. Планы наши были таковы: день половить троллингом, затем два дня на попперы и еще день оставить для троллинга. Обговорив все детали на завтра, мы разошлись. Ловись, рыбка большая…


Ранний подъем на рыбалку совсем не в тягость, если за дверью бунгало теплый ветерок, шелест пальмовых листьев и шепот океанского прибоя. Намазанные кремом от солнца, как тосты маслом, которые подавали за завтраком, мы двинулись к берегу. Катер с Грегом и его чернокожим помощником Велью уже ждал нас.

Вот он, первый выход в открытое море! Катер весело рассекал волны, несся навстречу восходящему солнцу, остров исчезал из вида где-то за спиной. Бесконечный простор! Вот мимо проплыла здоровая черепаха. Вдалеке показались спинные плавники стайки дельфинов. Прозрачная вода поражала игрой цветов – от аквамарина до бирюзы. Но вдруг Велью что-то прокричал Грегу, указывая на воду справа от катера и Грег, сбавив обороты двигателя, развернул судно. Вглядевшись, я увидел большую стайку мелких желто-зеленых рыбешек. Мы что, будем ловить аквариумных рыбок? А Велью уже протянул мне удочку с поппером и решительно указал пальцем на косяк канареечной раскраски.

Ра-а-аз - поппер упал на воду. Не успел я пару раз крутануть катушку, как что-то всплеснуло, молниеносно рванулось в сторону, и леска стремительно побежала в океан, возбужденно треща фрикционом.

- Карангас! Карангас! - повторял взволнованный Велью, доставая багор.

Он помог мне надеть рыболовный пояс с упором для удочки, хотя тут больше подошел бы пояс штангиста. Карангас не делает свечек, а всей своей мощью стремится вниз, ко дну.

Борьба шла с переменным успехом, рыба то позволяла выиграть несколько метров, то снова забирала их с лихвой. Когда наконец ее синяя спина показалась на поверхности у лодки, Велью выверенным движением забагрил «зверюгу» и вытащил на борт. «Зверюга» потянула на пятнадцать килограммов! Это и называется Фортуна! С первого же заброса, к тому же мимоходом - ведь сегодня мы не рассчитывали на карангса.

Когда все успокоились, Грег объяснил, что возле стаек желтых рыбок на поверхности очень часто пасутся карангсы. Жаль, что этот живой индикатор наличия хищника сам встречается не часто.


Взревели спаренные стопятнадцатисильные моторы, мы пошли дальше и вскоре достигли большого подводного рифа, где и предполагалось троллинговать. По словам капитана, глубина тут была не очень большая, а концентрация рыб довольно высокая. Вместе с помощником он установил на корме толстые удилища с массивными мультипликаторными катушками и начал курсировать над рифами.


Самый заветный трофей во время такой рыбалки – марлин. Для его поимки используют крупных силиконовых кальмаров, впрочем, неплохо работают и оснастки из рыбы бонито или рэйнбоу-раннер. Для добычи наживки две из пяти или шести удочек снаряжают небольшими искусственными насадками.


Особой удачи в тот день не было – мы вытащили по две-три барракуды, ваху и одну макрель. Кстати макрель – одна из самых вкусных рыб для приготовления сашими. Да еще дважды или трижды я видел, как одну из наших насадок, делая красивые, но бестолковые выходы из воды, атаковал парусник. В целом результат был не дурной, но удача в начале всегда развращает.

Вечером этого дня на ужин мы ели жаренного карангса. Полное ощущение нереальности…


Следующий день был всецело посвящен карангсам и метанию попперов. Для этого больше подходит небольшая маневренная лодка с навесом, под которым можно спрятаться от изнуряющего солнца. Карангсы обычно обитают в прибрежной зоне возле скал и подводных камней. Катер идет вдоль берега с остановками, во время которых рыбаки кидают попперы в линию прибоя или к камням, после чего быстро сматывают катушку. Скорость нужна, чтобы насадка быстро шла по поверхности воды и, булькая тупым носом, создавала как можно больше брызг. Именно эти звуки и привлекает хищников. Долго ловить таким образом довольно тяжело из-за большого веса используемой снасти. Сильно устает трицепс руки, крутящей ручку катушки, а указательный палец, цепляющий леску при забросе, очень скоро лишается кожи. Так что ловцам имеет смысл запастись перчатками, а если их нет, лучше замотать палец медицинским пластырем (и желательно до начала рыбалки). С усталостью рук тоже можно бороться – достаточно совершать вращательные движения не одной, а поочередно двумя руками. Со стороны смотрится довольно нелепо, но плечи при этом практически не устают.


Двух карангсов мы зацепили одновременно. Это осложняло дело тем, что Грег не мог помогать нам, подрабатывая мотором. Пришлось рассчитывать только на себя и стараться не мешать друг другу. Несколько раз Велью помогал нам не спутать лески. Грег тоже делал что мог, и не без помощи нашего экипажа мы после долгой и изматывающей борьбы вытащили двух прекрасных мадагаскарских «тайменей». Иначе не скажешь. Что показательно, вытащенный из воды карангс совершенно неподвижен, у него не остается сил даже на обычное трепыхание на дне лодки, в воде он выкладывается на все сто! После борьбы с этой рыбой она уже не выглядит нелепой, начинаешь ее уважать. Перетруженные, покалывающие иголками ладони с трудом справились с маленьким фотоаппаратом. Нам чертовски везло!


К полудню с океана начал дуть ветер, поднялись волны, и лодка повернула к отелю. В дороге мы живо обсуждали свои ощущения, а по возвращению нас ожидал приятный сюрприз: доставили потерянный багаж. На кухне наши трофеи взвесили – девятнадцать и двадцать один килограмм!

Остаток дня приятно провести с книжкой и коктейлем у бассейна, в гамаке, на пляже или исследуя пешеходные маршруты, проложенные по территории отеля и в зарослях вокруг него. В лесах поют десятки птиц, по веткам прыгают забавные лемуры, а дорожка может ни с того ни с сего вывести на отгороженную от посторонних глаз беседку на скалистом обрыве. И там внизу о камни разбиваются океанские волны. Полное ощущение нереальности происходящего! Пора заканчивать и… снова в путь


Третий день рыбалки – держитесь карангсы! Начать решили с того самого места на краю бухты, где нам так повезло вчера. Но, как оказалось, вчера – это не сегодня. Небо то же, океан тот же, даже солнце жарит, как вчера, но ни единой поклевки. Вдруг Велью что-то прочирикал на своем родном малагасийском, из которого я знал только одно слово – «кингфиш». Грег объяснил, что, его помощник обращает наше внимание на сильный прилив, позволяющий близко подойти к скалам на южной оконечности бухты. А попробовать покидать там, по мнению Грега, было бы очень разумно.


Через двадцать минут мы подошли к указанному месту. Грег обвел рукой камни, темнеющие под водой, и мы начали бросать. Смена места оказалась действительно удачной. Много раз мы видели, как карангсы шли за поппером, не решаясь напасть. Взять удалось всего одного, около пятнадцати - шестнадцати килограммов. Впрочем, и четыре крупных карангса за неполных три дня – это уже круто!


Вернувшись в бунгало, мы обнаружили на столике красиво оформленное приглашение на вечернее барбекю. Оказалось, раз в две недели администрация организует ужин прямо на пляже, у главного здания отеля. Столы, освещение, бар с напитками, гриль, закуски – все было организовано самым лучшим образом. Форма одежды – вечерняя, но босиком. С заходом солнца зажглись свечи и лампы, начали стягиваться гости. Молодой директор отеля, мистер Хилтон, еще недавно работавший здесь же менеджером по водному спорту, лично подходил и беседовал со всеми, предлагал попробовать какой-нибудь экзотический коктейль и просто источал обаяние. Да, умеют ребята создать атмосферу! Без особых затрат вместо простого ужина для гостей был сделан настоящий, запоминающийся надолго праздник! Вечер был просто великолепен!


Четвертый день рыбалки мы снова посвятили троллингу в отрытом море. Грег настоял на поездке к большому рифу, и мы не стали спорить с экспертом. Вглядываясь в горизонт, я неожиданно увидел прямо по курсу большой белый купол, лежащий на воде, как упавший воздушный шар. Расстояние быстро сокращалось, и купол становился рельефным с ярко выраженными продольными ребристыми полосами.

- Что это? - спросил я у Велью.

- Whale, - ответил он.

Я не поверил своим ушам: кит?! Но парень оказался прав. Недавно умерший горбатый кит с мотками рыболовной сети на хвосте покачивался на воде кверху брюхом. Местные рыбаки нарезали с него полоски с жиром, и он был как зебра. Под ним кружились десятки небольших акул, потом из глубины показалась тень побольше… Запах был невыносимый, и мы тронулись дальше.


Велью установил удочки, и мы начали нарезать круги. Поклёвки не заставили себя долго ждать – скоро мы стали счастливыми обладателями нескольких барракуд и макрелей, но все они не годились в качестве наживки для марлина. Зоркий Велью увидал на горизонте чаек и указал на них Грегу, тот сразу развернул катер в их направлении. Птицы привели нас к косяку бонито. Вода здесь просто кипела – снизу мелочь давили к поверхности хищники, сверху чайки хватали разорванных на куски рыб. Такие котлы – шанс поймать и наживку, и что-нибудь посерьезнее. Именно в таком месте мы в тот же день видели прыжки марлина. Темная торпеда взлетает над водой и через секунду исчезает без следа, оставляя очевидца в сомненье – было это или нет.


Увы, марлина мы так и не поймали, но видеть – видели, а это уже незабываемо. Нам продемонстрировали интересный способ лова, как уверял Грег, подходящий и для марлина. Как только мы поймали в котле несколько бонито, Велью сунул их в ведро с водой, чтобы не заснули, а Грег на полной скорости понесся к какой-то точке, отбитой на навигаторе. Рыбину при помощи специальной иглы нанизали на три связанных между собой крюка, опустили с грузилом и медленно над ним потащили. Таким образом мы поймали двух групперов и одного рэд-снайпера. Несколько снастей нам оборвали какие-то подводные монстры, однажды наживка вернулась вся растерзанная чьими-то жуткими зубами. Был момент, когда акулы виртуозно лишили нас пятерых живцов, и при этом ни одну из них мы даже не зацепили. Пару раз, поймав на крючок макрель, я в процессе вываживания чувствовал резкий рывок, а потом поднимал на борт половину тушки с почти ровным срезом, а ведь макрель была едва ли не толще моего бедра! Самым же ярким впечатление стала поимка гигантской дорадо - яркой желтой рыбы очень необычной формы, которую называют золотой макрелью.


Чтобы лишний раз не описывать борьбу, сошлюсь на «Старика и море» Хемингуэя, но поверьте, это посильнее чем «Фауст» Гете! Да что там «Фауст» и «Колобок» отдыхает! В общем, рыбалка в тот день удалась, мы на славу повеселились, забили рыбой отсек в носу катера до отказа и посадили по паре батареек в наших фотокамерах. Мы оцениваем это новое рыболовное направление как исключительно перспективное! Вечером в отеле показали занятное шоу с традиционными песнями и танцами разных племен Мадагаскара, завершившееся песней с трогательной гавайской мелодией. По словам ведущего, в ней говорилось о любви к острову и о том, что все, кто на нем побывал хоть раз, непременно сюда вернутся. Впрочем, мы с острова пока не уезжали. Завтра самолет должен был отвезти нас в Антананариву, или Тану, столицу страны, после чего мы собирались отправиться в новые необычайные места за увлекательными приключениями.


Илья Дмитриев, для журнала «Сафари»